Чернобыль

Чернобыльская авария стала самой страшной техногенной и экологической катастрофой в истории цивилизации. За четверть века после аварии многое сделано, чтобы устранить ее последствия. Но остаются вечные, нерешенные и самые больные вопросы.

— У советских собственная гордость, — заявляет самосёл Евгений Маркевич. Он похож на опаленного ветрами ковбоя, не хватает лишь винчестера. До аварии Маркевич был учителем труда, после аварии, за неимением в Зоне детского персонала, стал дозиметристом. — Американцы доллары подсовывали за рассказ про чернобыльские ужасы. Я посоветовал у петуха Бублика интервью взять и спросить, почему он кур топчет, как лютый лев. Басни про радиацию — развесистая клюква. Как решить с грибами? Я за столом грибы решаю. Просто не везде грибы собирать можно. И вообще, некогда мне балясы точить. На носу Пасха, белую хату крашу. Надо жену порадовать. У меня жена редкая. Консерваторию закончила, из Киева уехала, чтоб со мной в Чернобыле жить. 

Когда можно вернуться домой?

Чернобыль — ровесник Москвы. После аварии на Чернобыльской АЭС тихий городок, до революции, кстати, центр хасидизма, попал в 30-километровую Зону отчуждения и был полностью эвакуирован. Получив городские квартиры по всей Украине, преданные Чернобылю граждане стали возвращаться на родные места, где добротные дома окружены богатыми садами в соседстве с рекой Припять, что шире и богаче рыбой Москвы-реки. Всего вернулось 1,5 тысячи человек, в основном пожилые люди. В год 25-летия аварии осталось, как поведал председатель Государственного агентства по управлению Зоной отчуждения Владимир Холоша, 210 человек (в самом Чернобыле — 100), и все известны поименно, поскольку формально являются нарушителями закона. Власть закрывает глаза, признавая право людей дожить свой неудавшийся век в родном доме. Решение вернуться в Зону у многих самоселов разрушило семьи. Ковбой Маркевич в новой жизни обзавелся женой-музыкантшей, для которой проживание в Чернобыле созвучно Героической симфонии ми-бемоль мажор Бетховена в личном исполнении. 

Вместе с самоселами в Чернобыле живут вахтовики — пожарные, ядерщики, работники режима и охраны. О существе работы эти люди молчат как партизаны. Заместитель начальника Радиологического центра Владимир Белоус, даром что из Одессы, уходит от вопросов и, краснея от дерзости, пересылает их не ниже чем президенту Украины. Благодаря присутствию вахтовиков ширится цивилизация — магазины, почта, электричество, даже банкоматы, откуда самоселы извлекают пенсию, которая у чернобыльцев в два раза выше средней по Украине.

— Сыновья вернулись в Чернобыль и жен с Украины привезли, — говорит председатель общественной организации «Громада» Галина Волошина, в прежней жизни заведующая детским садиком. — Никакого вреда нет. Если бы я не бегала в цирюльню, грива была бы, как у Анджелы Дэвис. Мама сказала, что вторую после немцев эвакуацию не переживет, и отказалась из Чернобыля уезжать. Власть не любит, когда мы о нормальной жизни говорим, это мешает деньги получать. Выселением пугают, но у меня в саду не пахнет ни цезием, ни стронцием. Все болезни от нервов, и нет хуже яда, чем страх.

Чернобыльская авария по радиоактивному заражению равна 50 взрывам в Хиросиме. Изотопы цезия и стронция не вечны, период полураспада — около 30 лет. Сколько будет стоять за колючей проволокой Зона отчуждения? И можно ли проживать в ней спустя 25 лет после аварии? Вопрос о возможности возвращения людей и освоения Зоны поднимался президентом Украины Януковичем.