В 23 года ушла работать в тюрьму: девушка-кинолог откровенно о службе во ФСИН

О стереотипах, первых схронах и своем верном напарнике Бояре рассказала Анастасия Соловьева

23 февраля редакция ИА UssurMedia публикует интервью с девушкой, которая выбрала для себя не совсем женскую профессию. Хрупкая голубоглазая Анастасия пришла в уголовно-исполнительную систему 5 лет назад и сразу начала работать в женской колонии. Мама поддержала выбор дочери, а вот некоторые знакомые всерьез отговаривали: «там ведь спецконтингент». Но Анастасия и не думала менять своего решения. На службу она пришла вместе со своим четвероногим напарником Бояром и поняла, быть кинологом в тюрьме не страшно.

Служба Анастасии Соловьевой в уголовно-исполнительной системе Приморья началась в 2017 году. Тогда юная девушка решила попробовать себя в роли кинолога и устроилась в ИК-10, женскую колонию поселка Горное.

— Именно там я начала обучаться нашему ремеслу. От ИК-10 я впервые поехала на соревнования, никаких мест не занимала, на тот момент просто осваивалась. А вскоре смогла перевестись в исправительную колонию Уссурийска, чтобы работать поближе к дому. Самое забавное, что мне действительно не было страшно. Я пошла на этот шаг осознанно, не смотря на юный возраст. Меня больше влекло то, что я буду заниматься любимым делом, работать с собаками. Правда без уговоров отказаться от этой затеи не обошлось. В моем окружении были люди, которые, не зная специфики нашей работы, неверно судили о ней.

Как ни странно, отговорить Анастасию пытались только знакомые, а вот родная мама поддержала.

— Она поверила в меня, потому что знала — я не могу жить без собак.

И действительно, любовь к животным зрела в Анастасии еще с детства. Домой она приносила найденных котят и щенят, а мама пыталась объяснить дочери, что всех не приютишь в доме.

— Сколько себя помню, всегда смотрела на кинологов, патрули, полицию и мечтала быть на них похожа. А вот именно мысль о том, чего я действительно хочу, появилась, когда сама купила себе немецкую овчарку. Накопила, выбрала и занялась ее воспитанием. Порода серьезная, а мы жили в многоквартирном доме. Это социум, это дети, это пожилые люди, важно было, чтобы Бояр, так я его назвала, не вызывал к себе отрицательных эмоций. Поэтому я начала заниматься им, чтобы он адаптировался, смог подружиться. Так и вышло, в итоге и дети, и взрослые его полюбили.

На работу в колонию Анастасия пришла вместе со своим четвероногим напарником. Бояр на тот момент уже владел базой команд, учиться по новой не пришлось, в учреждении проходили только спецподготовку.

— Сейчас Бояру 6 лет. Это прекрасный возраст, так он уже не такой подвижный, более сознательный. Живет он, конечно, со мной дома, я слишком люблю Бояра, чтобы оставлять его в питомнике. Самое главное в кинологии — это послушание собаки, без него ничего не получится. А добиваются его с детства в процессе игры, чтобы команды не были для питомца чем-то странным.

На службе Бояр держит преступников в «надежных клыках», только в декабре 2020 года Анастасии вместе со своим четвероногим напарником удалось предотвратить переброс запрещенных веществ на территорию режимного учреждения. В колонию пытались перекинуть стрелу со свертком наркотиков.

— На самом деле за мой непродолжительный опыт работы такие находки бывают нечасто, но они есть. И в такие моменты я очень горда за Бояра.

Анастасия работает в карауле. Девушка выполняет обязанности помощника начальника караула по кинологической службе, куда входит в первую очередь охрана объекта и недопущение побега. Несмотря на то, что у Анастасии немного другой профиль, девушка отмечает, что даже если бы потребовалось зайти в камеру к заключенным, ей было бы не страшно. А все благодаря уверенности в своем напарнике.

— Когда работала в женской колонии, у нас была обязанность — ночное патрулировать в зоне. Также мы должны были заходить в штрафной изолятор, туда, где находятся злостные нарушители. Внутри поведение осужденных было разное, но я настолько была уверенна в своей собаке, что страшно не было.

Работа работой, а вот свидания и красота по расписанию, считает Анастасия. Но на службе она не приветствует помощи.

— Никто и ничто не помешает девушке оставаться девушкой. На службе в УИС мы работаем наравне с мужчинами, и они порой нам действительно помогают. Но я лично, не приветствую какого-то снисхождения к себе. Хочу, чтобы ко мне относились на равных.

Помимо работы Анастасия успела добиться высоких результатов и как кинолог-спортсмен. У девушки уже есть тритий разряд по зимнему многоборью.

— Бояр не единственный мой четвероногий друг. Два года назад к нам присоединилась «девочка» Ёрана, тоже немецкая овчарка. Я купила ее, когда поняла, что служба в ГУФСИН — это одно, а занятия и тренировки в спорте — это уже немного другое. Чтобы не ломать стереотипы Бояра, у которого заложена уже одна методика, решила завести Ёрану. Теперь с ними мы постоянно участвуем в соревнованиях, каждый год проходим и всеми известную «Гонку героев». С Бояром и Ёраной стараюсь участвовать везде одинаково, чтобы не было ревности. Как мама с детьми, например, наказан один — наказаны оба.

Когда Анастасия только пришла работать в колонию, у нее не было профессионального кинологического образования.

— Я была самоучкой. С Бояром до работы в УИС мы посещали семинары, соревнования, где я открывала азы кинологии. На повышение квалификации от колонии мы поехали только в 2018 году. Работали по поиску взрывчатых веществ, оружия и боеприпасов. В 2021 году планирую также поступать в пермский институт на заочное отделение на зоотехнолога.

— Я на самом деле не работаю, я получаю удовольствие. Есть же такое выражение: «на работу как на праздник», это про меня. В нашей профессии главное не бояться, нужно пробовать. Если есть любовь к собакам, может все получиться.